Биография архитектора Карла Ивановича Бланка (1728—1793)

1 сентября 1763 года императрица Екатерина II подписала Манифест об учреждении в Москве «Сиропитального дома» с госпиталем для бедных рожениц, который вошел в историю как Императорский московский воспитательный дом.

Учредитель дома, Иван Иванович Бецкой, видный просветитель и педагог XVIII века, человек деятельный и активный, немедленно приступил к реализации своего глобального проекта.

Для постройки Воспитательного дома Бецкой, предполагая соорудить огромное здание, в котором могли бы находиться одновременно до 8000 питомцев, выбрал так называемый Гранатный двор, находившийся вдоль берега Яузы в месте её впадения в Москву-реку. Также переданный Воспитательному дому прилегающий Васильевский сад был царским садом, основанным ещё отцом Ивана Грозного. В настоящее время это территория вдоль Москворецкой набережной между Китайгородским проездом и улицей Солянкой.

Несомненно, столь грандиозный проект для своего воплощения нуждался в великом архитекторе. Поэтому разработка плана здания была поручена известному архитектору Карлу Ивановичу Бланку, который считался в то время главным и лучшим зодчим Москвы.

Что же нам известно о человеке, который разработал не только внешний вид здания, дошедший за некоторыми исключениями до наших дней, но и пристально занимался функциональным проектированием комплекса?

Наследие Бланка разнообразно – от множества построенных в Москве и Подмосковье церквей до крупных общественных зданий, например, Сената в Кремле, возведение которого он некоторое время курировал.

Биография Карла Ивановича Бланка, зодчего во втором поколении, отличается взлетами, падениями и поворотами судьбы, характерными для XVIII века. Родился в 1728 году, в Санкт-Петербурге.  

Предки Бланков — французские гугеноты — бежали от религиозных преследований в Германию. Родоначальник их русской ветви Яков был приглашен Петром I из Саксонии на Олонецкий завод, где служил “молотовым мастером” — ковал стальные брусы. Его сын Иван (Иоганн) Яковлевич, отец Карла Бланка, уже настолько обрусел, что начал свою службу с должности переводчика при немецких архитекторах Н. Гербеле и И. Маттарнови, прибывших в Россию из Саксонии. Одновременно он обучался у них архитектуре и со второй половины 1730-х годов стал довольно известным петербургским архитектором.

Однако его близость (несмотря на происхождение) с выдающимся градостроителем П. М. Еропкиным, который вместе с Артемием Волынским боролся против засилия иностранцев в послепетровской России, привела к трагедии. По приказу любимца императрицы Анны Иоанновны Бирона И. Я. Бланка приговорили к битью кнутом “нещадно” и отправили в ссылку в Сибирь навечно.

Двенадцатилетний сын Ивана Карл, две его сестры и мать были отправлены вместе с отцом под конвоем в далекий путь, полный горестей и лишений, от которых где-то под Казанью скончалась мать Карла Бланка. После четырех месяцев тяжелого путешествия ссыльный и трое его детей прибыли в Тобольск.

После воцарения на престоле императрицы Елизаветы Ивану Бланку с детьми было разрешено вернуться, но не в Петербург, а в Москву. Так юный Карл вместе с отцом оказался в Москве. В Тобольске, где Бланки пробыли шесть месяцев, Карл подружился со своим сверстником Александром Кокориновым, вместе с которым занимался архитектурой у отца и который переехал вместе с Бланками в Москву для продолжения обучения. После смерти отца Карл Бланк стал учеником в команде И. К. Коробова, ведавшей “городовым строением”, т. е. стенами и башнями Кремля, Китай-города и Белого города, а также всеми казенными зданиями и сооружениями, кроме дворцов и церквей.

После смерти Коробова команду возглавил архитектор В. Обухов. В сентябре 1748 г. он вместе с известными зодчими А. П. Евлашевым и И.Я. Шумахером устроил экзамен ученикам — К. Бланку и А. Кокоринову, “которые подлежащие принципы архитектуры обучали и при казенных работах на практиках всегда бывают неотменно и себя держат порядочно и по экзаминации в теории и практике по заданным им вопросам о регулах (т. е. правилах.—А. К.) архитектуры, о расположении покоев и об укреплении фундаментов с ясными доказательствами явились весьма достойными награждения быть гезелями (помощниками архитектора)”.

Обратил внимание на молодых зодчих и великий архитектор Б. Растрелли. Он особо отметил мастерство Карла Бланка как искусного рисовальщика и “инвентора” (сочинителя) деталей. В августе Сенат утвердил его в звании гезеля (помощника архитектора), с жалованьем по 250 рублей в год. Так закончились ученические годы Карла Бланка.

Как раз в это время Растрелли поручили восстановление шатра Воскресенского собора в Новоиерусалимском монастыре под Москвой. Побывав на месте и ознакомившись с проектом воссоздания собора, великий архитектор остался недоволен его декоративной концепцией и набросал собственный эскиз внутреннего убранства шатра. Объем восстановительных работ был огромен, и Расстелли, который не хотел на долгое время задерживаться в подмосковной глубинке, поручил воплощение его эскиза декоративного убранства шатра молодому, но очень понравившемуся ему гезелю Карлу Бланку.

По разным причинам было отложено на несколько лет, и тем временем Бланк участвовал в расширении дворца в Братовщине, перестройках в Анненгофе и выполнял многие другие работы, в которых проявил мастерство и богатую выдумку.

Полученное звание гезеля было первым шагом к самостоятельной профессиональной карьере: теперь Бланк имел право предлагать собственные проекты, принимать частные заказы. О выдающемся архитектурном таланте Бланка свидетельствует его стремительная служебная карьера: в двадцать один год, выдержав строгий экзамен, он становится гезелем, через несколько месяцев получает офицерский ранг поручика, в мае 1753 г. — звание заархитектора, в марте 1754 г. — чин капитана, в конце этого же года — секунд-майора. Наконец, в апреле 1755 г. Бланку присваивают звание архитектора.

В 1756 г. наконец началось восстановление шатра новоиерусалимского храма. Смелый Бланк, почувствовав самостоятельность, мало следовал эскизу Растрелли и создал типичную декорацию середины XVIII века с великим множеством архитектурных украшений. Шатер производил невероятное, сказочное впечатление на посетителей, особенно благодаря яркому сочетанию белого и бирюзового цветов.

Законченный в 1759 г. Воскресенский собор стал настоящим местом паломничества ценителей прекрасного. Все любовались богатыми украшениями и удивлялись бесконечной фантазии архитектора. Бланк, и до того уже пользовавшийся известностью, сразу стал еще больше знаменит и получил множество новых заказов, как государственных,  так и частных.

Зодчий жил тогда на Рождественке в собственном доме и по просьбе одного из своих высокородных соседей, графа И. Л. Воронцова, построил для него усадебную церковь Николы в Звонарях (Рождественка, 15/8).

Вслед за церковью Николы в Звонарях Бланк строит по заказу А. П. Бестужева-Рюмина храм Бориса и Глеба на Арбатской площади с ярко выраженными чертами барокко. В 1930-х годах в связи с реконструкцией Арбатской площади здание этого храма, к сожалению, было снесено и не дошло до наших дней.

1760-е годы были периодом наивысшего расцвета деятельности Бланка как архитектора. Бланк украсил Москву для коронации Екатерины II, во время которой был представлен императрице в качестве главного архитектора Москвы и с тех пор пользовался ее благоволением. По просьбе Екатерины зодчий построил  церкви Кира и Иоанна на Солянке (1764) и Екатерины Мученицы на Большой Ордынке (1765). Первый храм не дошел до наших дней, а церковь Екатерины украшает Большую Ордынку и по сей день вместе с окружающими ее оградой и воротами, возведенными в тот же период.

Крупнейшим сооружением, задуманным и частично осуществленным Бланком, является Воспитательный дом на набережной Москвы-реки близ Кремля. Воспитательный дом, рассчитанный на 8 тысяч детей,  должен был представлять собой сложное, многофункциональное общественное сооружение, не имевшее в России прототипов и аналогов. Поэтому перед архитектором встали многочисленные вопросы не только архитектурного плана, но и связанные с функционалом здания.

Он потратил на проектирование комплекса зданий почти год. По замыслу К.И. Бланка предстояло соорудить целый комплекс зданий, состоявших из «громадного центрального пятиэтажного корпуса, так называемой корделожи, к концам которого должны были примыкать под прямым углом два строения квадратной формы высотой в пять этажей с внутренним двором посередине, а также множество связанных между собой маленьких служебных помещений. В одном из квадратов планировали поместить питомцев-мальчиков, в другом – девочек. Всё центральное здание, или главный корпус, предполагалось окружить двухэтажным строением, из которого удалось выстроить только часть правой стороны, где помещался родильный госпиталь и так называемая окружная больница для служителей и питомцев Воспитательного дома». Перед главным фасадом, выходящим на реку, предполагалось разбить регулярный партерный сад.

К.И. Бланк непосредственно руководил строительными работами в 1764-1770 гг.,

когда возводился западный квадрат Дома и служебные флигели.  К сожалению, в последние годы строительства из-за болезни его роль больше сводилась к кураторству и советам, в частности, при сооружении корделожей, которые создавал уже другой архитектор  - Ю.М. Фельтон.

Архитектура Воспитательного дома замечательна, в первую очередь, тем, что отражает появление в России нового для того времени стиля классицизм.

Воспитательный дом занял участок протяженностью почти 400 метров вдоль набережной Москвы-реки. В 1770 г. воспитанники Воспитательного дома смогли переселиться из временных деревянных построек в законченный к тому времени западный квадратный корпус.

Это здание, несомненно, поражало современников - грандиозное по объему, с гладкими, однообразно желтыми стенами, с необычайно длинными фасадами с одинаковыми окнами, симметричное и композиционно необычайно упорядоченное. Известно, что сразу после окончания строительства Воспитательный дом производил на москвичей и гостей города впечатление некоторой отчужденности, замкнутости, холодности.

Лишь архитекторы более позднего времени, развившие стиль классицизма, смогли оценить гений К.И. Бланка и донести до современников все художественные достоинства здания Воспитательного дома, которое стало заметной художественной вехой 1760-х годов.

Полностью проект К.И. Бланка так никогда и не был реализован, в частности, не был построен восточный, или правый, квадрат. Западный квадрат, как уже упоминалось, был построен в 1770 г. Главное здание с квадратным куполом, увенчанным шпилем, строили с 1771 по 1781 г. Возведение окружного строения началось в 1782 г. Известно, что проект К.И. Бланка претерпел серьезные изменения в процессе его осуществления.  На завершение строительства по первоначальному амбициозному проекту не хватало средств, либо окончанию проекта мешали войны и социально-политические изменения в жизни России.  Лишь в советское время к зданию усилиями архитектора И.И. Ловейко был пристроен восточный корпус – со значительно более простыми фасадами и современной внутренней планировкой.

Самый знаменитый архитектор Москвы 1760-х годов, Карла Бланк удачно сочетал в своих работах любимую московскими заказчиков броскость и яркость деталей, богатую отделку и вычурное убранство с сухостью классического стиля, что в соединении давало потрясающий эффект. И хотя во второй половине 1770-х годов положение Бланка немного изменилось —  архитекторы В. И. Баженов и М. Ф. Казаков стали получать все главные официальные заказы,—  его творчество пользовалось огромным успехом у частных заказчиков. Он создавал новые постройки, перестраивал уже существующие здания, делая их более функциональными и современными, а иногда и выступал в качестве консультанта по изяществу, получая за это неплохие деньги. Например, известный магнат П. Б. Шереметева ежегодно выплачивал архитектору 200 рублей за консультации в области стиля для многочисленных строительных проектов Шереметева по всей России.

Бланк справедливо считался опытнейшим строителем, прекрасно знающим московские особенности. Так, он вел наблюдение за строительством знаковых московских объектов других архитекторов, например, здания Сената (Присутственных мест) в Кремле, Екатерининского дворца (ныне здание Общевойсковой академии Вооружённых Сил Российской Федерации) и др.

Один из последних мастеров барокко и первый по времени архитектор раннего классицизма, искусно сочетавший классические общеевропейские основы архитектуры с исконно русскими традициями, Карл Иванович Бланк скончался 26 октября 1793 г. на 66-м году жизни.

Императорский московский воспитательный дом и другие прекрасные творения Бланка до сих пор являются архитектурными доминантами Москвы, вот уже много веков доказывая гениальность мастера, их создавшего.

Все публикации раздела «История»
247